Почему России оказались не нужны союзники

0
28

Почему России оказались не нужны союзники

«Русский медведь должен улыбаться. Улыбаться так, чтобы при этом были видны все его зубы» — так выглядит один из рецептов повышения качества российской дипломатии, сгенерированный на ежегодной ассамблее Совета по внешней и оборонной политике в эти выходные.

Понаблюдав в течении нескольких часов за спорами наших самых известных, раскрученных и влиятельных экспертов по отношениям с внешним миром, я пришел к неожиданному и приятному выводу: «коллективный разум» российской внешнеполитической мысли начинает постепенно отходить от шока, вызванного нашим разрывом с Западом пять лет тому назад.

«Эмоциональной пены» разного рода по-прежнему много. Но рядом с ней появляются первые трезвые и продуманные рекомендации о том, как нам жить дальше — не в том мире, которого уже не вернешь, а в том мире, который есть.

В выходные рано вставать особенно тяжело. Поддавшись искушению «поспать еще совсем чуть-чуть», я опоздал на начало слета внешнеполитических светил, но все равно добрался до подмосковного пансионата, где они собрались, аккурат к «обязательному пункту программы» — словесной схватке между «плакальщиком» по нашим разрушенным отношениям с Западом и его идеологическим оппонентом. В этом году «звездами» этого ежегодного шоу были особенно «идеологически заряженные» товарищи. Сначала на «ринг» вышел Евгений Савостьянов — «демократ первой волны», побывавший при Ельцине на должности замглавы руководителя администрации президента РФ по кадрам, а сейчас работающий, помимо всего прочего, в организации с прямо-таки безнадежным по нынешнем временам названием — в Центре содействия российско-американскому сближению.

READ  Зеленский лидирует на выборах президента Украины

Из слов Савостьянова следовало: «российско-американское сближение» состоялось еще в 2014 году, но совсем не в том формате, на который он рассчитывал. Экс-чиновник не просто заявил о том, что пять лет тому назад «Россия напала на Украину». По его словам, одновременно «Россия напала еще и на США и Великобританию, так как они являются гарантами территориальной целостности и безопасности Украины». Такой «идеологически невыдержанный» посыл, естественно, не мог остаться без ответа. На «ринг» торжественно взошел действующий советник Президента РФ (действующий в плане формального занимания должности, но не в плане реального влияния на того, кому он теоретически должен советовать) Сергей Глазьев — взошел и тоже «зажег» не по-детски. Заявив для разминки о «генетической русофобии правящей англосаксонской элиты», Глазьев сообщил, что у нас «не оборонительная, а страусиная позиция» в том, что Америка уже «захватила всю нашу алюминиевую промышленность».

В развлекательном плане ценность подобного обмена словесными ударами была, естественно, очень высока. Но я заставил себя встать субботним утром не для того, чтобы меня развлекали, а для того, чтобы услышать нечто по-настоящему новое и содержательное. И, к счастью, я его услышал. Очень многих в России беспокоит сейчас то, что у нас нет союзников. Поэтому я сразу встрепенулся, когда директор московского центра Карнеги Дмитрий Тренин заявил: «То, что у нас нет и не будет союзников, это не трагедия». По словам Тренина, Россия должна сейчас полагаться на «ситуационные союзы, заключаемые на определенный период времени ради достижения конкретных задач». Как нетрудно заметить, именно подобная стратегия принесла Москве весьма значительные дивиденды на Ближнем Востоке. Наша дипломатия в этом регионе многого достигла благодаря тактическому совпадению наших интересов с интересами Ирана и Турции. Хотелось бы, конечно, иметь более постоянных и надежных союзников, чем Анкара или Тегеран. Но хотелки во внешней, как, впрочем, и во внутренней политике, к сожалению, не работают.

READ  Виталина Цымбалюк-Романовская заявила, что готова позволить бывшему мужу Армену Джигарханяну жить в ее квартире

Весьма качественная дискуссия состоялась на СВОПе и по поводу наших отношений с Китаем. Участники слета откровенно признали: «У Пекина своя собственная политическая повестка, которая шире и глубже, чем отношения этой страны с Россией. У китайцев много идей, которые создают для нас проблемы». Как Москва может обезопасить свои интересы в такой ситуации? По мнению участников форума, нам надо «канализировать амбиции Китая в то русло, где у нас есть вентиль». В плане практической политике это означает политику «золотой середины»: мы должны «не ложиться» под амбициозные китайские геополитические проекты вроде «Один пояс — один путь», но при этом избегать лобовой конфронтации. В идеале Россия должна балансировать между США и Китаем, сохраняя себе максимальную свободу действий. Но, увы, такой идеал является сейчас недостижимым в силу накала наших отношений с Западом, и это очень серьезно ограничивает простор для нашей внешней политики.

READ  21 марта 2019 — «Главные Новости России» , Россия , #Новости , Путин , Новости сегодня

Есть у нашей дипломатии и другой, не менее серьезный ограничитель. Как очень метко заметил ранее не знакомый мне эксперт, выходец из атомной отрасли Евгений Кузнецов: «Россия не предлагает сейчас образа будущего — только образ настоящего». На фоне того, что США, Европейский союз и Китай свои образы будущего, напротив, предлагают, это ставит нас в подчеркнуто невыгодное положение — положение, из которого совершенно невозможно выбраться одномоментно. Но выбираться из него обязательно надо — осталось только понять как.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here