Нет системы: почему турецкие беспилотники поражают «Панцири»

0
10

Нет системы: почему турецкие беспилотники поражают «Панцири»

close

Нет системы: почему турецкие беспилотники поражают «Панцири»

DHA via AP

Турецкое издание Haber 7 пишет, что российские зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С» в Сирии, Ливии и Карабахе показали свою беспомощность перед турецкими БЛА типа Bayraktar TB2. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разбирается, так ли это на самом деле, и рассказывает, как покупатели российской техники могут бороться с турецкими беспилотниками.

Нет системы: почему турецкие беспилотники поражают «Панцири»

Турецкий медиа-ресурс указывает, что Bayraktar TB2 поразил значительное количество «Панцирь-С» и других объектов в ходе наступления вооруженных сил Сирийской Арабской Республики в провинции Идлиб в Сирии и уничтожил практически все ЗПРК российского производства в Ливии при попытке формирований фельдмаршала Халифы Хафтара овладеть столицей страны — городом Триполи.

«Последнюю горсть земли», по выражению турецких СМИ, на системы ПВО России бросили азербайджанские военные в ходе операции в Нагорном Карабахе. Более того, некоторые азербайджанские журналисты на фоне успешного применения БЛА «Bayraktar» предложили переименовать освобожденные села в честь этого летательного аппарата.

Не подвергая сомнению результаты, продемонстрированные БЛА Bayraktar TB2, для начала зададимся вопросом:

насколько сложной целью для средств противовоздушной обороны оказалась турецкая разработка и неуязвим ли этот беспилотник на самом деле?

Длина Bayraktar TB2 составляет 6,5 метра, размах крыльев — 12. Крейсерская скорость аппарата достигает 130 км/ч. По своей эффективной отражающей поверхности, скорости полета и геометрическим размерам этот БЛА примерно соответствует самолету Ан-2. А летательный аппарат подобного типа — весьма легкая добыча для любых зенитных ракетных и артиллерийских (если полет осуществляется на малых высотах) комплексов. Представлять его как какое-то абсолютно неуловимое (то есть объект с малой радиолокационной заметностью), неуязвимое и недоступное для поражения средствами ПВО оружие явно не стоит.

Возникает вопрос — в чем причина столь высокой эффективности боевого применения БЛА Bayraktar TB2? У нас нет никакой надежной статистики, то есть нет точных данных, при каких условиях были поражены сирийские и ливийские «Панцири» (в Армении ЗПРК этого типа, как ошибочно указывается в ряде турецких изданий, не было).

И стоит ли считать таким ярким успехом применения БЛА Bayraktar TB2 в ситуации, при которой «Панцирь» был разбит, к примеру, когда находился на трейлере и перевозился автотягачом в предполагаемый район боевых действий? Или же ракета Bayraktar TB2 поразила ЗПРК, когда он находился в выключенном состоянии? Или же более того, «Панцирь» находился и вовсе в свернутом состоянии, а боевой расчет на месте отсутствовал? И, наконец, даже когда ЗПРК был включен, проверен на функционирование и на рабочих местах находились операторы, но комплекс не получал своевременного и точного оповещения о воздушной обстановке и объективно не смог продемонстрировать свои ТТХ?

По свидетельствам очевидцев событий в Сирии и Ливии, именно таких случаев ударов по «Панцирям» и было подавляющее большинство. По вполне достоверным данным — 95% всех эпизодов.

Разумеется, это не отменяет весьма впечатляющую статистику успехов турецких БЛА Bayraktar TB2, и подобные оправдания выглядят на первый взгляд достаточно жалкими. Война, как известно, не знает сантиментов.

Но все же в ходе противоборства каких-либо дуэльных ситуаций, при которых турецкий БЛА показал себя по тактико-техническим характеристикам выше «Панциря», практически не было.

К примеру, к таковым можно отнести следующие случаи: «Панцирь» не смог обнаружить беспилотник из-за его малой отражающей поверхности; в ходе наведения зенитных управляемых ракет на цель отмечались срывы сопровождения; боевая часть ЗУР при подрыве в окрестностях цели показала себя неэффективной против БЛА этого типа; пушечный огонь 30-мм орудий при использовании оптического канала продемонстрировал низкую результативность.

Подобная статистика просто отсутствует.

Поэтому достаточных оснований утверждать, что Bayraktar TB2 эффективен, а «Панцирь» беспомощен, нет. Наконец, к этому следует добавить, что

изначально «Панцирь» создавался для борьбы вовсе не с БЛА, а с ударными вертолетами.

И, скорее всего, на оснащение того же Халифы Хафтара из ОАЭ поступили самые первые, недоработанные для борьбы с БЛА образцы ЗПРК. Таким образом, в этом случае виновен вовсе не комплекс, а то лицо, которое отправило «Панцири» этой модификации в зону активных действий современных БЛА.

А ошибки при всем этом деле (как в Сирии, так и в Ливии), причем фундаментального характера, которые способны дискредитировать любое отечественное средство противовоздушной обороны, все-таки присутствуют.

Первая — нельзя передавать современные образцы зенитного ракетного вооружения в руки малоквалифицированных (или же наскоро обученных) специалистов. Это неизбежно приведет только к отрицательным результатам и скомпрометирует оружие.

Вторая — любое активное средство ПВО покажет себя эффективным только в том случае, если оно является элементом хорошо продуманной и правильно построенной системы противовоздушной обороны, в ходе создания которой во главе угла должны быть системность и комплексность. Давать что-то из образцов вооружения иррегулярным формированиям россыпью — значит обречь все дальнейшее дело на неудачу.

Каким же образом бороться с БЛА? Как ранее писала «Газета.Ru», начинать построение системы ПВО для борьбы с БЛА всех типов надо с создания эффективной системы радиолокационной разведки. При этом зоны обнаружения РЛС всех типов (с многократным перекрытием) должны обеспечивать обнаружение и сопровождение всех возможных воздушных объектов с предельно малых высот. К этому надо добавить, что практически уже ко всем типам современных локаторов надо добавлять оптический канал. Очень важное требование к РЛС дежурного режима в этом случае — их высокая подвижность. Время свертывания и развертывания локатора не должно превышать пяти минут.

Далее — и это, по всей видимости, одна из главнейших и важнейших задач — построение автоматизированной системы сбора, анализа радиолокационной информации и выдача своевременных целеуказаний всем возможным огневым средствам. Скорее всего, здесь без искусственного интеллекта не обойтись, а время запаздывания информации должно составлять не более нескольких секунд.

К борьбе с БЛА, помимо зенитных ракетных систем ближнего действия, малой и средней дальности, должны быть привлечены боевые вертолеты (специально подготовленные экипажи и боевые машины), укомплектованные подвесными контейнерами с 12,7-мм пулеметами — от 6 до 12 на каждом вертолете.

Чтобы всего одна выпущенная очередь приводила к безусловному поражению БЛА, поскольку второго захода на цель может и не быть.

Однако вертолеты смогут догнать БЛА далеко не всех типов. К примеру, большие беспилотные летательные аппараты обладают скоростью существенно большей, чем самый продвинутый вертолет. И в ряде случаев (на догонных курсах) геликоптер может и не настичь БЛА.

Поэтому для уничтожения беспилотников следует привлекать самолеты типа Як-130 и даже легкие турбовинтовые самолеты типа EMB-314 Super Tucano бразильской фирмы Embraer, оснащенные подвесными контейнерами с большим количеством стволов пулеметов и пушек калибра 12,7-23-мм.

Кроме того, по всей видимости, специализированные боевые бронированные машины на земле также надо оснащать зенитными пулеметными установками калибра 12,7-30-мм, причем количество стволов должно быть от четырех и выше. Оптические прицельные приспособления при этом должны отвечать всем современным требованиям. Подобные машины должны быть предназначены в первую очередь для борьбы с барражирующими боеприпасами (так называемыми дронами-камикадзе).

Весьма перспективным средством для борьбы с ударными БЛА представляется отечественный комплекс «Деривация-ПВО», оснащенный 57-мм автоматической пушкой с большой скорострельностью.

Эта система во многом позволит перекрыть дальность применения высокоточного оружия беспилотниками, то есть позволит уничтожить БЛА еще до пуска им средств поражения.

С уменьшением массо-габаритных характеристик и увеличения количества БЛА, принимающих участие в одном ударе, во весь рост встает проблема оснащения войск лазерным оружием, поскольку в настоящее время главная проблема (и это проблема из проблем, можно сказать) — огромный ценовой разрыв между стоимостью средств нападения (БЛА) и средств обороны.

Ударный дрон-камикадзе (он же барражирующий боеприпас) может стоить несколько сот долларов, а цена зенитной управляемой ракеты даже ближнего действия достигает уже несколько десятков тысяч долларов (и это по самым скромным оценкам). Поэтому применение классических средств борьбы (ЗРК/ЗРС ближнего действия и малой дальности) с подобными воздушными объектами может привести к крайнему изнурению возможностей обороняющейся стороны и повлечь за собой, без всякого преувеличения, коллапс оборонно-промышленного комплекса этой страны в ходе длительного ведения боевых действий.

Наконец, крайне эффективное средство борьбы со всеми типами БЛА — применение средств радиоэлектронной борьбы.

Именно РЭБ в значительной степени может свести к нулю все боевые возможности БЛА, поскольку в любом случае на беспилотниках всех возможных типов есть радиоканалы, без которых навигация и боевое применение средств поражения становятся невозможными. Кроме того, эффективным будет и ослепление видео (оптико-электронных) каналов, которые есть практически на всех БЛА.

Основное в деле борьбы с БЛА — это системный и комплексный подход. Если упущено хотя бы одно звено, эффективное поражение беспилотников становится невозможным. То есть это или система с необычайно малым временем реакции, или полное господство в воздухе БЛА вероятного противника со всеми последующими крайне негативными моментами.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here