Война будущего: что показал «истребитель США 6-го поколения»

0
24

Война будущего: что показал «истребитель США 6-го поколения»

close

Война будущего: что показал «истребитель США 6-го поколения»

U.S. Air Force

Секретный демонстратор, недавно впервые поднятый в воздух в США в рамках программы NGAD, вовсе не истребитель 6-го поколения, как предполагают многие. В отношении будущей войны в воздухе и перспективного истребителя для ее ведения существует множество заблуждений. Какие именно — разбиралась «Газета.Ru».

Война будущего: что показал «истребитель США 6-го поколения»

В СМИ появилось множество сообщений о спроектированном и уже совершем первый полет демонстраторе (его иногда называют истребителем 6-го поколения) в рамках программы NGAD (Next Generation Air Dominance, Воздушное превосходство нового поколения), хотя сама программа, предположительно, все еще находится на стадии концептуальной разработки.

Хотя это звучит захватывающе, отмечает The Drive, тем не менее может существовать пропасть между реальностью и тем, о чем пишет пресса.

Что наиболее важно, очень маловероятно, что этот новый «демонстратор» представляет собой истребитель. По крайней мере, в том смысле, в каком традиционно определяют боевую машину этого типа.

Эта новость была озвучена в ходе выступления помощника министра ВВС США по закупкам, технологиям и логистике Уилла Ропера на конференции по воздуху, космосу и киберпространству, проведенной Ассоциацией ВВС США.

Ропер рассказывал о начале новой эры, в которой разработка концепций воздушного боя, быстрое проектирование и летные испытания новых самолетов, включая их последующее серийное производство, будут происходить, в основном, в цифровой форме.

«Вы можете сменить дорогостоящее оборудование, если найдете более качественную замену. Вы можете изменить технологический процесс, требующий от персонала мастерства с долгими годами обучения, на процесс, требующий более низкого уровня навыков», — добавил он.

Системам вооружения, использующим эту агрессивную философию цифрового дизайна, ВВС США в настоящее время присваивают приставку «e» (например, Т-7 теперь называется eT-7). Это является удивительно бесполезным и, вероятно, будет временным по своей природе занятием, поскольку подобные концепции проектирования, тестирования и строительства уже получают широкое распространение, считают авторы The Drive.

Все это является частью более масштабных усилий по разрушению традиционной модели разработки и закупок вооружения и военной техники, чтобы оставаться в лидерах в эпоху равноправной конкуренции со стороны Китая и России, отмечает издание.

«На самом деле реализация программы NGAD зашла уже так далеко, что масштабный летный демонстратор поднят в воздух и осуществил первый полет в физической среде», — заявил Ропер, не сообщив, правда, при этом никаких других важных деталей о «демонстраторе». Помощник министра ВВС США уточнил, что ему лишь разрешили упомянуть, что прототип реально существует.

Несмотря на отсутствие каких-либо существенных подробностей об этом полете, как пишет The Drive, «на аэрокосмическую и оборонную прессу в Соединенных Штатах была сброшена метафорическая бомба».

Сама идея, что в цифровой сфере можно спроектировать, создать и протестировать летательный аппарат с высокой степенью соответствия его реальности, а затем использовать полученные данные при строительстве прототипа в масштабе уже самолета, чтобы эффективно проверить проделанную работу в физической среде, звучит очень привлекательно, отмечает The Drive.

В то же время трудно не задаться вопросом, насколько нова и революционна эта концепция.

С годами стоимость и график программ создания самолетов и других крупных систем вооружений только росли, а в некоторых случаях на их реализацию уходили долгие десятилетия. Также стоит отметить, что на протяжении последнего времени компьютерное проектирование и моделирование проложили более короткий путь к созданию летающего прототипа. И та новая концепция смещает акцент с физических процессов на цифровое развитие.

Что касается демонстраторов технологий (тем более того, который только что взлетел), то на них в настоящее время в обществе сложился взгляд, который нуждается в определенной корректировке. Демонстраторы сегодня используются для снижения риска и проверки различных технологий, чтобы их можно было в дальнейшем интегрировать в операционную систему.

Эти технологии могут включать в себя решительно все: от датчиков и систем связи до силовых установок и аэродинамических форм, от покрытий, снижающих радиолокационную заметность летательного аппарата, до методов проектирования и серийного производства. Часто некоторые из этих аспектов объединяются в одном демонстраторе, хотя это еще никоим образом не делает его прототипом конечного продукта.

Даже если это не совсем что-то абсолютно новое, тот факт, что ВВС США придают этому большое значение и активно определяют его как свою стратегию разработки и закупок перспективного оружия, может помочь увидеть, что это действительно реализуется на практике в качестве удачного образа.

В то же время исключать, что все это будет успешно использовано в, возможно, самой передовой программе ВВС США, нельзя.

В США есть исторические примеры засекреченных демонстраторов технологий, таких как Have Blue и Tacit Blue. Первый из них проложил путь к созданию головного самолета, построенного по технологии стелс — F-117 Nighthawk, а второй был ключом к воплощению в жизнь проекта стратегического бомбардировщика B-2 Spirit.

Также была «Хищная птица» (Bird of Prey), которая повлияла на многие аспекты будущих проектов Boeing, включая новые методы строительства и даже визуальную невидимость. Также существовали прародители боевых машин Black Hawk, выполненных по технологии стелс, которые в конечном итоге использовались для ликвидации Бен Ладена, и X-44, который помог создать БЛА RQ-170 Sentinel.

Как можно видеть из приведенных выше примеров, ни один из перечисленных летательных аппаратов не выглядел в точности как конечный продукт, поступивший на вооружение. Но все эти демонстраторы и прототипы были абсолютно необходимы для преодоления имеющихся технологических разрывов и доказательства того, что риск продвижения вперед с некоторыми из внедренных технологий стоит того, пишет The Drive.

Что касается тех немногих прототипов, которые были рассекречены, есть гораздо больше демонстраторов и проектов, о которых никто и никогда не узнает. Они доступны для просмотра теми немногими, у кого есть соответствующий допуск. Это был бы рассказ об утерянной истории авиакосмической промышленности Америки, большая часть которой, возможно, никогда не будет раскрыта.

Если это происходило несколько десятилетий назад, в эпоху логарифмических линеек и металлических конструкций, господствовавших над композитами, можно только представить, как быстро сегодня можно перебирать экспериментальные изделия и демонстрационные образцы с помощью цифрового дизайна, моделирования, современного производства, современных композитных материалов и быстрого изготовления прототипов. Некоторые из этих методов производства являются такими же тщательно охраняемыми секретами, как и форма самого летательного аппарата.

Фактически целые X-самолеты и экспериментальные изделия были созданы, в первую очередь, чтобы лучше понять, как выполнять новые типы композитных конструкций и оптимизировать производство, использующее передовые системы автоматизированного проектирования и методы быстрого создания прототипов. Другими словами, простое создание демонстратора с использованием этих новых концепций часто может быть основной частью демонстрационной программы.

Вместе с тем надо отметить, что NGAD — это далеко не самолет-истребитель. Будущая война в воздухе будет представлять собой совместное использование передовых сетей и взаимосвязанных семейств разного рода летательных аппаратов, разработанных для достижения поставленных целей.

Таким образом, вполне логично, что новый способ представления о воздушной войне будущего нашел благодатную среду в виде быстро представленных демонстраторов и экспериментальных изделий, используемых для доказательства концепций и технологий, лежащих в основе этих идей.

Что было бы гораздо более тревожным и удивительным, пишет The Drive, так это если бы летающие демонстраторы в рамках программы NGAD или, по крайней мере, демонстратор, показывающий некоторые из технологий, не станут в будущем целым семейством новых систем воздушного боя.

Возможная смерть истребителя как класса летательных аппаратов является ключом к пониманию этого процесса. Тратить долгие годы на проектирование и строительство прототипа нового многофункционального истребителя, а затем запускать его в производство через много лет после того, как этот летательный аппарат впервые поднялся в воздух, если проект вообще дойдет до этого этапа, становится главным врагом будущим претензиям Америки на превосходство в воздухе.

Таким образом, маловероятно, что программа NGAD завершится появлением нового истребителя, как это многие себе представляют. Вместо этого будет целая система платформ, созданных на основе общих технологий, которые будут работать совместно, чтобы прервать цикл принятия решений противником и доминировать в будущих воздушных войнах.

Сегодня технологические возможности и возможности по ведению войны в воздухе существенно расширились и изменились. Подобный летательный аппарат мог бы теоретически служить лишь элементом в более крупной и разнообразной сверхсистеме оружия. Скорее всего, такая система будет в основном беспилотной. Опять-таки, даже сегодня кажется сомнительным, чтобы подобный самолет вообще оказался бы частью NGAD.

Поэтому сегодня есть смысл говорить об сверхсистеме сетевых платформ, которые будут разделять в ней модульные датчики и общую архитектуру связи, а не о новом суперистребителе.

В этом плане следует в ближайшем будущем ожидать гораздо больше демонстраторов и экспериментальных изделий, чем когда-либо. Таким образом, не только возможно, но и вполне вероятно, что недавно поднятый в воздух демонстратор в рамках программы NGAD весьма сильно отличается от того, что многие от него ожидают.

Помимо всего прочего, несомненно, что существует масса подобных прототипов и летных испытаний, происходящих сегодня в тени, далеко за пределами программы NGAD. Секретность этих инициатив означает, что в обществе их попросту не видят, поэтому все это кажется новым.

Фактически некоторые компоненты будущей архитектуры воздушного боя могут быть просто летающими узлами датчиков или вообще не иметь датчиков. Вместо этого они будут полагаться на сеть, связывающую распределенные возможности, чтобы удаленно предоставлять гораздо более богатый набор информации.

Этот новый подход позволяет создать гораздо более устойчивую, модульную и экономичную боевую силу, в которой каждый тактический самолет не требует постоянной установки полного набора датчиков.

«По большому счету, истребитель в перспективных разработках Соединенных Штатов перестает быть системообразующим элементом. Его роль отныне сводится к тому, чтобы он стал частью сверхбольших систем вооружения, где главная роль отводится системам обнаружения, навигации, управления, связи, средствам поражения»,

— пояснил высокопоставленный источник «Газеты.Ru» в Главном штабе Воздушно-космических сил России.

Как сказал собеседник издания, в США в будущем не намерены вкладываться в проектирование, разработку и серийное производство сложных и дорогостоящих многофункциональных боевых машин. По словам военного, смысл программы NGAD заключается в разработке целого семейства недорогих боевых платформ, действующих в рамках сверхбольшой системы оружия, иногда называемой «системой систем».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here